Она была там, и она рассказала - RusDeutsch социальная сеть РН
   
ГлавнаяО проектеRusDeutsch 
   
   

Статистика

Нас уже: 3264

Новости сети

Новости сетиВсе
19.03.2012 10:13:36Техподдержка

E-mail

Добавлена возможность смены E-mail адреса. Обратите внимание что электронный адрес используется в качестве авторизации.

19.03.2012 10:09:20Техподдержка

Личная страничка

Добавлена к просмотру информация об электронном адресе (e-mail) владельца.

19.03.2012 09:41:53Техподдержка

Загрузка видео

Исправлена ошибка при переименовании видео файла. Приносим свои извинения в связи с неправильной работой скрипта.

Все новости

Добро пожаловать в социальную сеть российских немцев!

Российские немцы и те, кто интересуются культурой и историей российских немцев, – добро пожаловать в социальную сеть, созданную специально для Вас! Надеемся, она поможет поддерживать связь между родственниками, единомышленниками, однофамильцами, старыми и новыми друзьями, соседями, коллегами по работе, товарищами по центру встреч российских немцев. Мы верим, что благодаря этой социальной сети некоторые из связей, разорванные в годы депортации и миграции, будут восстановлены.  

Социальная  сеть российских немцев – проект Международного союза немецкой культуры, поддержанный Министерством регионального развития Российской Федерации из средств федеральной целевой программы «Социально-экономическое и этнокультурное развитие российских немцев на 2008 – 2012 годы». Мы рассчитываем, что к этому проекту присоединится и партнер МСНК в Германии – Землячество немцев из России.

Мы находимся в постоянном развитии. Любые Ваши идеи могут быть воплощены в жизнь. Обращайтесь в техподдержку.Сделаем нашу сеть уникальной и полезной для нас!!!

 

Она была там, и она рассказала

26.10.2015 08:17:14 | Местная немецкая национально-культурная автономия Москаленского муниципального района Омской области

Семья Япс жила до депортации в Житомире.

-Нас привезли в Алексеевку в двенадцать часов ночи, - продолжает рассказ Герта Фридриховна, утирая слёзы натруженными за долгую жизнь руками. -Завели к кому-то переночевать. Родители попросили разрешения занести в дом сумки, чтобы не оставлять их на улице. Но хозяева не разрешили это сделать. Утром у крыльца ничего не было. Всё, что у нас осталось - то, что было на нас одето.

Рассказывать об этом пожилой женщине нелегко. Воспоминания тревожат её сердце, заставляя вновь переживать то, что мозг предпочёл спрятать в самый дальний архив памяти. А мы снова и снова спрашиваем, с убеждением, что воспоминания нужны нашим детям, внукам, правнукам…

Начался голод. Маленькая Герта стала наниматься за любую плату в няньки к местным жителям. Когда стала постарше, перешла работать в колхоз - пахала на быках. Голодовали до тех пор, пока Герта не устроилась работать на молоканку.

-Папу к тому времени забрали в трудармию. Моя работа нас всех спасала. Мне разрешали брать по два литра обрата. Когда мама приходила забирать его, ей давали выпить ещё одну кружку, там, на месте, - вновь возвращается в своё детство Герта Фридриховна.

В сорок первом семью покинул и брат Лейнард - призвали в армию. Он не вернулся с войны, до сегодняшнего дня близкие ничего не знают о нём. Семнадцатилетняя Герта перешла работать на элеватор. К тому времени семья перебралась в Москаленки.

-Грузили вагоны зерном. Грузили вручную: по трапу на спине поднимали контарные мешки по семьдесят килограмм, высыпали из них зерно и так загружали вагоны. Мы были тогда такие хрупкие… голодные… совсем ещё дети.

Тишина. Слёзы застилают глаза рассказчицы...

В сорок втором году Герту и Ольгу Бойченко отправили в Ленинград сопровождать эшелон с зерном.

-Я не помню, как выглядела моя подруга, но помню, как её зовут, - продолжает Герта Фридриховна. -Помню, как на очередной остановке, уже под Ленинградом, к эшелону подходили люди: серые лица в серых одеждах. Они молчаливо протягивали ладошки, в которые мы, нарушая закон, насыпали зерно. Кто-то ел сразу, торопясь, рассыпая драгоценные зёрна. А кто-то прижимал руки к груди и "растворялся" в ночи, унося эти несколько зёрнышек, наверное, своим близким. Им давали, а сами не ели - нельзя было. Я помню их...

"Только не плакать", - гладит по руке свою маму дочь Людмила. -Давайте я чуть-чуть помогу ей.

-Не расскажешь всего, - вступает в разговор Людмила Андреевна Эрлих, в девичестве Япс. -Про войну, про голод и каннибализм в разрушенных войной деревнях и городах, про репрессии и геноцид в военное время написано много, только читают наши современники об этом не часто. То, о чём пишут документальные источники, прожила моя мама.

-В какой-то момент мама Герты - моя бабушка - Вельмина, поняла, что их ждёт неминуемая голодная смерть. Было, что дать покушать детям на завтра и послезавтра, а больше не было. Собрались: Вельмина, её дети - Герта и Игнат, запрягли лошадь и поехали к родителям мужа в Казахстан. Останавливаться на ночлег старались на станциях, под фонарями, чтобы свет отпугивал злых людей, которые могли украсть лошадь, - рассказывает Людмила Андреевна. -До места, покуда была в котомочке еда, добраться они не успели. В очередную ночёвку бабушка разломала последнюю горбушку, поделив её на три равные части, и сказала: "Больше у нас ничего нет. Давайте помолимся о том, чтобы Бог простил нас за всё"... Вдруг все увидели, что по рельсам, которые "выхватывал светом" фонарь, кто-то идёт и машет шапкой. Это - чтобы не сбиться с дороги, пешком из трудармии возвращался домой Фридрих Япс.

Восстановившаяся семья вернулась домой - в Москаленки.

Были в жизни Герты Фридриховны ещё и годы комендатуры, когда ходили пешком в Алексеевку отмечаться, и послевоенное голодное время, и годы, когда росли её восемь детей: семь дочек и сын, волею судеб без постоянного мужского участия.

-Теперь я уже большая, - с кроткой улыбкой говорит Герта Япс.

За этими словами мелькает, как кинолента, трудная жизнь этой удивительно стойкой девочки, девушки, женщины.

Выросли, нашли своё место в жизни её семь девочек: кто-то живёт в Москве, кто-то в Омске, для кого-то Родиной стало небольшое село Звездино. Теперь уже не страшны голод и холод - дети с любовью заботятся о ней. Рядом всегда дочь Людмила - они уже пятнадцать лет живут вместе. Не оформляли они для своей мамы документы, подтверждающие статус - "репрессированная", льготы на лекарство. "Зачем? - рассуждают близкие, - в защите государства она нуждалась, когда была маленькая, а теперь мы её защищаем, и "ворачиваем" ей добро и любовь, которыми она щедро одаривала нас".

Теперь Герта Фридриховна Япс - "большая". Ей в марте исполнился девяносто один год. Только показалось, что её душа всё же сродни ребёнку  –  всепрощающая и искренне верящая в то, что мир вокруг  –  добрый и светлый. 

Комментарии (0)
Анонсов на ближайщее будущее нет.
Страницы:
   
   
Русский Deutsch
Разработка МСНК © 2009-2017.